За рубежом: В чем оно, швейцарское счастье?

Швейцария. Я вышел из аэровокзала и вдохнул один из лучших воздухов планеты. Осталось определить содержание в нем счастья...

Текст: Алексей Дмитриев

В какой список наиболее пригодных для жизни стран ни заглянешь, Швейцария непременно входит в первую пятерку. Где лучше растить детей или стариться, где лучше питаться или сидеть на диете — везде Швейцария будет в лидерах.

Стереотипы не лгут

Поезд со станции “Женева-Аэропорт” отошел минута в минуту. Я поставил галочку в стереотипы — Швейцария пунктуальна. И богата. И чиста. И с отличными ножичками швейцарской армии. На самом деле швейцарская армия вооружена до зубов и крайне боеспособна, но, если бы каждая армия в мире была известна лишь благодаря таким ножичкам, войн было бы намного меньше.

Понятно, почему Швейцария остается нейтральной. Список стереотипов заканчивался вкусным шоколадом. От одного его обилия швейцарцы должны чувствовать, как счастье растекается по жилам — сужу по дочке, которая веселеет на глазах. Но максимум, что я наблюдал в Швейцарии, неустанно зыркая окрест — это состояние спокойного довольствия. Вроде ощущения, которое наваливалось на меня после сытного швейцарского фондю. Человеку, наевшемуся фондю, точно не захочется бежать бить кому-нибудь морду...

По-философски

Если послушаться Шопенгауэра, заметившего, что счастье — это отсутствие несчастья, швейцарцы однозначно счастливы. А вот если искать радость... Как швейцарцы могут быть, например, счастливее французов, которые изобрели "жуа де вивр" и откажутся скорее от бесплатной медицины, чем от удовольствия просиживать в кафе большую часть жизни? Или бутанцев, у которых счастье — их валовой национальный продукт?

Тем не менее в ответ на вопрос “Насколько вы счастливы по шкале от 1 до 10?” мало какой загнанный моим интересом в угол швейцарец ставил себе меньше 8. При этом мне не приходилось слышать, чтобы швейцарцы что-то очень расхваливали. “Па маль” или “нихт шлехт” услышишь в Швейцарии гораздо чаще, чем “Супер!” или “Класс!”.

Такое впечатление, что они зависли в каком-то срединном пространстве, пребывание в котором предпочтительнее и безопаснее, чем колебания между верхними и нижними пределами эмоций. Или они знают, что у них действительно все супер, но подсознательно догадываются, что, назвав классное классным, понизят его высококачественный уровень.

На мою просьбу уточнить, что делает их счастливыми, швейцарцы поначалу прикрывались стереотипами о чистоте и эффективности инфраструктуры. И хотя трудно поверить, что можно быть счастливым лишь оттого, что поезда ходят по расписанию, общественные туалеты на вокзалах безупречны и вода из-под крана столь безвредна, сколь вкусна, легко представить, в какую депрессию можно впасть, когда поезда опаздывают на сутки, в туалеты можно войти лишь в противогазе и резиновых сапогах, а воду надо непременно кипятить. Я продолжал докапываться, и всплыли интересные составные швейцарского счастья.

Швейцария. Нехорошее слово

Швейцарцы полагают, что счастливы благодаря своим достижениям в борьбе с завистью. Поэтому им легче рассказать про свой геморрой, чем сколько они зарабатывают. Часто в разговоре они просто трут большим пальцем об указательный, только бы не произносить это ужасное слово на букву “д”. И это в стране, чья экономика зиждется на банках!

В России, если у вас есть “д”, вы так или иначе это покажете. В Швейцарии это считается апогеем дурного тона; если вы богаты, вы всячески это скрываете, чтобы, не дай бог, не спровоцировать зависть. Больше того, если вы вдруг начнете выставлять богатство на всеобщее обозрение, все решат: что-то тут не так и, может, у вас как раз начались финансовые проблемы. Прослыть нуворишем здесь чуть ли не страшнее, чем людоедом.

Изысканная скука

Другой, казалось бы, невероятной составной швейцарского счастья является... скука. Что французы сделали с виноделием, швейцарцы устроили со скукой: они ее отполировали и поставили на конвейер. Но ведь скука и терпение взаимосвязаны. Мучиться от скуки начинает тот, у кого не хватает терпения. Как часто нам его не хватает, чтобы дождаться завершения какого-то дела или процесса, и мы торопимся объявить его скучным...

Нетерпение вредит счастью. И тут я осознал: швейцарцы не смотрят на свои знаменитые часы. Правда, я в Швейцарии тоже на свои не смотрел, но лишь по той причине, что практически везде в поле зрения обязательно висели часы, и, как правило, не одни. Я не помню, чтобы швейцарцы как-то показывали, что спешат. Может быть, счастье — это как раз осознание, что место, на котором человек находится, и то, чем он сейчас занят, и есть правильные место и занятие? И Швейцария создала своим гражданам такие условия, что они себя чувствуют на своем месте и тем счастливы?

А как тогда, возразят мне информированные, быть с одним из самых высоких уровней самоубийств? Возможно следующее объяснение: если у человека все из рук вон плохо, но в окне — типовые многоэтажки, смрадный дым из труб, у соседей проблем выше крыши, да и вообще... на таком общем фоне невзгоды уже не кажутся вопиющими.

Зато если в окно заглядывает величественный Маттерхорн, кругом следы довольства и труда, а система прямой демократии означает, что каждый гражданин голосует по нескольку раз в год по самым разным вопросам, и человек все равно несчастлив, тут он начинает думать: “Если даже при всей этой безупречной красоте и слаженной эффективности мне не в кайф...”

А если серьезно, низкий уровень самоубийств в каком-нибудь Парагвае не означает, что там счастливых людей некуда девать, просто католическая церковь с детства внушает: это тяжкий грех. Причины, из-за которых мы не убиваем себя, совсем не те, что делают нас счастливыми.

Это интересно

Даже духовые инструменты здесь, похоже, самые длинные. Это альпийский рог!

Ну и закаты над Женевским озером тоже самые розовые...

Когда в окна заглядывает величественный Маттерхорн, разве можно чувствовать себя не на своем месте?!

А с юмором-то плохо...

Будь у швейцарского самоубийцы чувство юмора, может, оно бы и выручило его в трудную минуту. Но в Швейцарии, если оно и есть, то использует для передачи частоту, на которую жителям других стран настроиться трудно. Когда я заикнулся об этом русской знакомой, которая давно вышла замуж за швейцарца, она попросила определить, что именно я понимаю под чувством юмора. Потом я выяснил, что в XVII веке в Базеле вообще было запрещено смеяться на улицах. Запрет отменили — в нем нет необходимости. И не потому, что никто не смеется, а потому, что швейцарцы послушно выполняют предписания, даже когда они не обличены в форму закона.

В этой чудной стране по выходным нельзя косить траву, а после 22 часов спускать воду в унитазе, если живешь в квартирном доме. Это не законы, это нормы поведения, ориентированные на комфорт окружающих. Полицию к нарушителям не вызовут, но записку с увещеванием соседи оставят. Не страх наказания движет швейцарской законопослушностью, а боязнь общественного порицания. Может быть, счастливый швейцарец — тот, кто с уважением относится к мнению ближних?

В последний день, шагая на вокзал в Цюрихе, чтобы ехать в аэропорт, наткнулся на неприличную надпись на стене безукоризненно выбеленного дома с цветами под окнами. В массе других мест я бы счел ее неуместной и грубой, но тут улыбнулся и подумал, что швейцарец (если это написал швейцарец!), наверное, тоже был по-своему счастлив, когда жал на пупочку аэрозольного баллончика.

Непостижимым образом столики практически на проезжей части остаются безупречно чистыми...

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий