Любовь в туристическом походе: у нас есть только одна ночь!

Продолжение рассказов "Обнаженная туристка в реке", "Любовные отношения в походе: упущенный шанс".

Отрезок пути от ущелья до Лены представлял собой равнину, покрытую густой тайгой. Редколесье закончилось. Река вошла в единое неширокое, но достаточно глубокое русло и замедлила свой бег. От тайги, нагреваемой солнцем после дождя, поднимался белый пар. Легкий, как дымка, он преломлялся в солнечных лучах и выглядел нереально, будто в фильме про очень добрую сказку. Разбуженные дождем запахи заполняли нос, легкие, душу.

Словно волшебный дурман окутывал все и всех. Птицы пели так, что казалось вся тайга слетелась на берег этой далекой якутской реки, чтобы здесь исполнять перед гостями свой концерт. Люди ошарашено смотрели, слушали и вдыхали тайгу. Андрей был не новичок в своем деле, но ему казалось, что такой тайги он не видел никогда и такою она запомниться ему на всю жизнь. Этот кусочек девственного леса, недалеко от устья реки Буралах.

К вечеру путешественники достигли красавицы Лены. Ширина ее в этом месте достигала нескольких километров, а если считать острова, которыми изобиловал противоположный берег, то можно сказать, что от одного коренного берега до другого было километров двадцать.

Острова Лены представляли собою целую отдельную страну, и местные якуты как-то рассказывали Андрею, что не имея карты, новый человек имел все шансы блуждать там несколько дней. В километре от устья Буралаха, вверх по течению, были видны постройки охотничьей фактории, а рядом с ней уткнулся носом в берег речной буксир, довольно грозных размеров. Здесь им предстояло дожидаться вертолета, заказанного на следующий день.

Бросив плот, они по широкому песчаному пляжу двинулись к постройкам. Немного не доходя Андрей предложил группе ставить лагерь, а сам отправился на факторию поздороваться. Несколько русских и один якут встретили его по-таежному тепло. Узнав, что у них проблемы с продуктами, таежники дали Андрею несколько буханок белого хлеба и свежевыловленного осетра средних размеров. К удивлению Андрея хлеб оказался свежим.

«А когда был последний завоз продуктов?» - спросил он.

«Автолавка (пароход-магазин) приходила с месяц тому назад» - ухмыльнулся начальник фактории.

Когда Андрей появился в лагере груженный хлебом и осетром, это вызвало бурю восторгов. Больше всего американцев удивила свежесть хлеба. «У них продуктовый склад вырыт в вечной мерзлоте» - пояснил Андрей, видя недоумение на лицах людей. Из осетра тут же сварили прекрасный рыбный суп, по сравнению с которым уха из тайменя явно проигрывала. Андрей выложил свою заначку спирта, и группа устроила праздничный ужин.

Поздно вечером, когда Андрей лежал в своей палатке и уже собирался заснуть, звук расстегиваемой молнии на входе вывел его из дремотного состояния. К нему в палатку, не спрашивая разрешения, уверенная в себе и в своих действиях, залезла Киива.

Она не спеша застегнула за собой вход, а когда Андрей попытался что-то возразить, закрыла ему рот своей теплой ладонью, не принимая отказа, потом прилегла рядом и стала нежно разглаживать его волосы. Ее ровное дыхание и нежные руки дарили чувство покоя и комфорта. Все это и само ее присутствие в тесной палатке, расслабляюще подействовали на Андрея и он понял, что еще ничего не сделав, уже переступил ту черту, после которой обратной дороги нет. Киива нежно заглянула ему в глаза, обняла и прошептала на ухо то, что Андрей меньше всего ожидал услышать.

«Я знаю — сказала она — что у нас с тобой есть всего одна ночь. К сожалению, мы люди из разных миров и никогда не сможем быть вместе. Но я хотела бы увезти с собой частицу тебя. Я впервые встретила мужчину, который достоин меня и достоин, быть отцом моего ребенка. Теперь я хочу увезти в себе ребенка, твоего сына, который будет во всем похож на тебя». Сказав это, она коснулась губами его губ.

На следующий день вертолет не прилетел. Он задержался на три дня из-за нелетной погоды. Оправдалась поговорка, которую любили повторять друзья Андрея, такие же гиды-проводники, как и он - «Никогда не связывайся с вертушкой, а если связался - делай трехдневный запас».

Все три дня вынужденного безделья Андрей и Киива будто забыли о существовании других людей и были только вдвоем. Днем купались в теплых водах Лены и валялись на горячем песке, а ночью, о, ночью они просто не спали.

И только одна мысль не давала им почувствовать себя до конца счастливыми, это мысль о предстоящей разлуке. Думая об этом, Андрей понимал, что встретил прекрасную американку себе на беду. Ведь теперь, после расставания с Киивой, любая женщина, с которой у него могли бы завязаться серьёзные отношения, будет ему заранее не интересна. Вот так, вкушая с богиней сладкий яд любви, он обрекал себя на вечное равнодушие к земным женщинам.

А потом прилетел вертолет, и все было хорошо, вот только Андрей вернулся домой уже другим человеком. Перед его глазами стояло лицо Киивы, когда он провожал ее в Московском аэропорту, и маленькая жемчужная слезинка все катилась по ее обветренной щеке.

Продолжение "Жаркая ночь в палатке", "Дождь и шквальный ветер в туристическом походе!".

0 ответов

  1. […] упущенный шанс « Обнаженная туристка в реке Любовь в туристическом походе: у нас есть только одна н… […]

Оставить комментарий