Дождь и шквальный ветер в туристическом походе!

Из цикла рассказов "Обнаженная туристка в реке", "Любовные отношения в походе: упущенный шанс", "Любовь в туристическом походе: у нас есть только одна ночь!", "Жаркая ночь в палатке".

поход в тайгу

Андрей проснулся от какого-то неприятного звука. Он как-то сразу понял или почувствовал, что этот звук не предвещал ничего хорошего. Это гудела тайга. Приближающаяся гроза гнала перед собой шквал. Андрей быстро оделся и вышел осмотреться. Все палатки стояли в довольно безопасных местах. Деревьев, которые, упав, могли придавить палатку и ее обитателя, на вершине не было. Камни, что могли сдвинуться под порывом бури, находились ниже по склону.

Палатки были укреплены хорошо, – он еще вечером обошел лагерь и проверил это. Оставалась одна беда – ручьи, которые во время сильного дождя могли залить палатку снизу, но это уже не беда, а так, мелкая неприятность. Успокоенный, он ушел в палатку, но на всякий случай, просто по интуиции, перестраховался и убрал спальник со всеми вещами в непромокаемый мешок, а мешок засунул в рюкзак. В палатке остался только коврик.

Между тем ветер приближался. Порывов не было, он нарастал не спеша, ровной тугой полосой, становился все сильнее и напористее, подгоняемый первыми каплями дождя.

Вдруг… полусферический каркас палатки ударил Андрея по ногам. Лежа на животе, он оглянулся и понял, что крыша, прижимаемая к земле ветром, легла параллельно дну. В этот момент ветер зацепился за дно палатки и стал его поднимать. Андрей понял, что если он уступит ветру хотя бы пятнадцать сантиметров днища, то полученной парусности хватит, что бы приподнять палатку вместе с ним и скинуть вниз.

Лежа лицом к ветру, он растопырил руки и ноги, как краб в щели, и таким образом удерживал палатку на месте. Желание увидеть весь этот кошмар победило осторожность. Андрей приоткрыл в нижнем углу молнию палатки, так, что бы пролезла только голова, и осторожно высунулся из-под тента, не расстегивая его. Увидеть ему ничего не удалось. Сухой ягель, что в изобилии рос на камнях, сорванный ветром, мгновенно залепил глаза. Андрей был вынужден убрать голову обратно в палатку.

Шквал продолжался минут двадцать, потом постепенно начал стихать и превратился в обычный сильный ветер. Дуги палатки выпрямились, и Андрей, наконец, услышал дробный стук слабого дождя. И вот тогда, вместе с дождем, он услышал крики и голоса.

Видимо кричали давно, но шум ветра глушил все звуки. Андрей поспешно вылез наружу. То, что он увидел, сразу успокоило его: все четыре клиента стояли вместе, что-то крича друг другу, и размахивали руками. Подойдя ближе, он понял, что они делятся впечатлениями, в которых многие непристойные американские словечки почему-то доминировали.

Когда он подошел ближе, Том протянул ему флягу и Андрей сделал большой глоток прекрасного виски. Фляга шла по кругу. Он стал рассматривать своих клиентов. Глаза Сэма горели возбуждением. Он громко рассказывал, как его палатку чуть не унесло ветром, и по нему было видно, что именно за такими приключениями он прилетел в далекую Россию.

У Киивы тряслись руки, и горлышко фляжки стучало об ее белые зубки, когда она большими глотками пила виски как воду.

Дэннис же молчал, и, казалось, был слегка не в себе. Правда, добрый глоток виски вскоре привел и его в чувства. Том же, напротив, был абсолютно спокоен и вел себя так, будто ничего особенного не произошло. Он шутил и успокаивал Кииву, и Андрей временно бросил коллектив на его попечение.

Нужно было осмотреть лагерь. Палатка Сэма стояла на месте. Она понравилась ему еще в первый день. Небольшая, без излишеств, она имела хорошую аэродинамическую форму и сбрасывала порывы ветра с любой стороны. Палатка Тома, тоже не отличавшаяся комфортностью, но прочная и видавшая виды, была явно сшита еще в прошлом веке.

Она стояла на прежнем месте, и лишь две оттяжки с наветренной стороны отсутствовали.

Палатка Киивы, явно рассчитанная на загородные пикники, лежала на земле куском тряпки. Каркас не выдержал, и его обломки, как сломанные ребра, торчали во все стороны. А вот красивой и дорогой палатки Дэнниса не было видно. Она была самой комфортабельной, с большим тамбуром, который кончался входом на вертикальной стенке. Он и создавал основную парусность. По усмешке судьбы вход оказался с наветренной стороны.

Люди постепенно успокаивались, из их рассказов Андрей составил для себя картину того, что происходило в двадцати метрах от него, и чего он не слышал из-за воя ветра. Все американцы, как и Андрей, лежали в палатках и удерживали их собственным весом.

Вдруг у Дэнниса начало заваливать вертикальную стенку тамбура. Он вышел из палатки, пытаясь что-то сделать и при этом, вместо того, чтобы на животе проползти под тентом, он полностью открыл входную молнию.

Палатка мгновенно наполнилась ветром и превратилась в горизонтально стоящий воздушный шар. Тяжелое снаряжение лежало в тамбуре на земле, а в палатке оставались только коврик, спальник и еще какие-то мелочи. В секунды наполнивший ее ветер сбросил камни, удерживавшие растяжки, и палатка улетела вниз, в сторону ледника.

До рассвета оставалось часа три. Дождь закончился. Сэм и Том предложили Дэннису и Кииве провести остаток ночи в их палатках, на что Дэннис с радостью согласился, а Киива сказала, что успела выспаться и теперь хочет встретить восход на вершине. Уговаривать эту Железную Леди было бесполезно, и мужчины разошлись спать.

Андрей долго ворочался и не мог заснуть, в его памяти стали всплывать истории из прошлого. Ведь их положение не было даже критическим. Гораздо опаснее, если такой ветер застает в пути на крутом участке горного склона.

0 ответов

  1. […] Продолжение «Любовь в туристическом походе: у нас есть только одна ночь!», «Жаркая ночь в палатке», «Дождь и шквальный ветер в туристическом походе!». […]
  2. […] Продолжение «Любовные отношения в походе: упущенный шанс», «Любовь в туристическом походе: у нас есть только одна ночь!», «Жаркая ночь в палатке», «Дождь и шквальный ветер в туристическом походе!». […]

Оставить комментарий